Размер шрифта: A AA
Понедельник, 21.01.2019, 07:04
Приветствую Вас Гость | RSS

Казенное общеобразовательное учреждение Омской области  "Адаптивная школа № 12"





Меню сайта
Дошкольная группа
Метод.объединения

Блоги педагогов

Главная » Статьи » Ранняя помощь » Советы специального психолога

Вы и малыш: взаимная радость общения

Вы и малыш: взаимная радость общения

Первый год жизни - это время, которое во многом определяет дальнейшее физическое здоровье ребенка, его душевную устойчивость, активность и успешность в отношениях с миром и другими людьми. И мы, взрослые, понимая это, как правило, очень ответственно относимся к своим обязанностям - оберегаем малыша, стараемся, чтобы ему было тепло и удобно, и были полноценными еда и сон, чтобы малыш мог проявлять свою активность, много двигаться, достаточно бывать на свежем воздухе. И, конечно, мы внимательно следим за ходом его развития: вовремя ли он начинает садиться, вставать, произносить первые слова.

Решая эти насущные задачи ухода за младенцем, мы, может быть в меньшей степени, осознаем свои другие, не менее важные роли, связанные уже не с родительскими заботами, а с их радостями. Мы можем не понимать, как нужны ребенку именно тогда, когда у него все в порядке, и часто испытываем неловкость, когда вместо того, чтобы заниматься серьезными делами надолго "застреваем" у кроватки малыша - просто поймать его взгляд и улыбнуться, разделить удовольствие от игрушки, "поговорить" с ним.

И у малыша, и у нас существует потребность в общении, в эмоциональном контакте. Полноценное психическое развитие младенца требует именно этого - общения, игры, взаимной радости - самого тесного и насыщенного эмоционального взаимодействия с близкими, и, конечно, в первую очередь с мамой. Без становления их настроя друг на друга, вне формирования общего переживания "МЫ", невозможно нормальное индивидуальное развитие ребенка. Мама не только источник тепла, пищи, гарант безопасности, но и необходимый организатор внутренних переживаний ребенка, она может успокоить его, утешить, взбодрить, увеличить выносливость. Мама является главным посредником его контактов с внешним миром. Вместе они опробуют все более активные и сложные способы взаимодействия с окружающим. И их общие открытия - рождение у ребенка нового отношения к происходящему, "отработка" новых форм поведения в большой степени происходит именно в процессе общих игр.

Традиции "вынянчивания" младенца непременно включают культуру развития форм эмоционального взаимодействия, дающего малышу ощущение комфорта и уверенности, радости жизни; игровых приемов, ритуалов установления и удержания контакта, развития взаимодействия. Множественные социальные катаклизмы, к сожалению, лишили нас возможности естественно унаследовать эту культуру во всей ее целостности как нечто само собой разумеющееся. Многое, наверное, уже утрачено, важно, однако, что мы ощущаем эти потери и пытаемся уже сознательно понять, что нужно маме и ребенку в разные периоды этого долгого-долгого первого года жизни.

Действительно, взаимоотношения матери и младенца уже до года имеют сложную историю развития, в которой в самых нормальных случаях можно выделить разные периоды - более и менее благополучные. Все они являются необходимыми этапами развития взаимодействия, где и согласие, и конфликты, и даже временные страхи малыша означают вызревание в общем переживании "МЫ" его индивидуальных средств организации все более сложных отношений с миром. Более того, часто именно появление сложностей предваряет и стимулирует значительное продвижение в развитии.

Рассмотрим в общих чертах динамику развития эмоционального контакта матери и младенца для того, чтобы читателю легче было выбрать подходящие и удобные способы игрового взаимодействия.

Самые первые формы общения, единения мамы и малыша можно описать как непосредственное заражение эмоциональным состоянием друг друга. Поэтому так важно для младенца присутствие мамы рядом, ее лицо, голос, прикосновение. Спокойствие и уверенность в себе матери, ее неспешность и удовольствие в контактах дают ему ощущение надежности и комфорта. Недаром младшие дети, взаимодействующие с более уверенной в себе, и потому более свободной и "легкой" в отношениях мамой, часто сразу проявляют себя более спокойными и благополучными, чем первенцы. Это показывает, насколько важна для еще неопытной и, возможно, поэтому тревожной мамы эмоциональная поддержка ее семьи, создающая общую атмосферу безопасности и радости.

Естественное пластичное усвоение эмоционального состояния друг друга является необходимым условием благополучия в дальнейшем развитии отношений младенца и мамы. Взаимная чуткость позволяет им успешно решать общие серьезные жизненные задачи. Первой из них становится взаимное узнавание и приспособление младенца и матери друг к другу в обычных каждодневных ситуациях ухода - кормления, купания, пеленания, укладывания спать и т.п.

Конечно, и у самой неопытной мамы исходно существуют свои представления о том, как это должно происходить: есть семейные традиции, рекомендации врача-педиатра, популярные книги, дающие советы по оптимальной организации кормления, режима и процедур ухода. Однако по большей части мы не претворяем их в жизнь жестко, доминантно. Только сама мама, чутко настроенная на состояние ребенка, ощущает, насколько эти общепринятые нормы удобны и приятны самому малышу и приспосабливает их для него. Так постепенно складываются их общие индивидуальные предпочтения, привычки, ритмы сна и бодрствования, кормления, составляющие режим дня. Это первые реальные, ощутимые достижения и мамы, и ребенка. Ведь он с самого начала не объект ухода, а индивидуальность, и именно взаимная чуткость позволяет им формировать стабильные и воспроизводимые формы организации совместной жизни, в которых они оба начинают чувствовать себя уверенно.

Эти достижения проявляются более явно, когда в возрасте 2-3х месяцев у ребенка начинает преобладать проявление положительных эмоций. Конечно, это поддерживает и маму, она чувствует себя все более уверенно. Вместе с тем, характерно, что именно успех в выработке первых привычных форм жизни, с другой стороны, несколько осложняет жизнь родителям. Малыш начинает их отстаивать и активно проявлять неудовольствие в случае их нарушения. Теперь уже он может стремиться диктовать маме свои условия: становится нетерпеливым и требовательным, начинает отстаивать сохранение привычного режима и обстановки, проявляет зависимость от привычных рук и манеры, ухаживающего за ним человека. Даже замена привычных вещей - ванночки, истертой соски или бутылочки может в это время побудить малыша устроить маме серьезный скандал.

Однако теперь эти сигналы дискомфорта призывают взрослого не только искать возможность удовлетворить вполне конкретные требования ребенка. Бывают случаи, когда это просто невозможно сделать, и близкие стремятся найти способы успокоить и утешить малыша, позволяющие ему быть более гибким. Самыми распространенными из них конечно являются традиционные приемы укачивания, баюканья, приучения к пустышке.

Это очень действенные средства, они основаны на ритмической стимуляции важными для младенца ощущениями (вестибулярными, оральными, тактильными). Скоро он сам может начать активно использовать их - раскачиваться, сосать палец или уголок пеленки, это помогает ему утешиться, успокоиться, заглушить дискомфорт, когда близкого взрослого нет рядом. Эти примитивные способы самоуспокоения сами по себе не должны вызывать у нас беспокойство. Они не могут прочно закрепиться в поведении малыша, если он не находится в ситуациях длительного дискомфорта и не лишен внимания близких. В нормальных условиях отношения с жизнью становятся все более сложными, разнообразными, и ребенок постепенно перестает нуждаться в примитивной самостимуляции.

В целом конец третьего, начало четвертого месяца жизни это благополучный и эмоционально насыщенный период жизни ребенка и его близких. Уже сложились привычные способы и ритмы жизни, взрослые достаточно быстро овладевают возможностью успокоить и утешить малыша, "уговорить" принять новшество. Взаимоотношения малыша с матерью все очевиднее начинают определяться яркими положительными эмоциями. Ребенок теперь не просто радуется, когда к нему подходят, он активно требует общения. Такое характерное для этого возраста поведение малыша описывается как "комплекс оживления": при виде взрослого ребенок теперь не просто смотрит на него или улыбается, а начинает активно гулить, тянуться к нему, принимать позу, предвосхищающую взятие на руки.

На первый план теперь все более явно выходит потребность не просто в присутствии взрослого, в глазном и тактильном контакте, а в его дифференцированном эмоциональном отклике. Как известно, само лицо человека с первого месяца жизни является для младенца важнейшим и сильнейшим впечатлением. Теперь, однако, все более значимым становится его выражение, улыбка близкого. Если до 2-3 месяцев любое лицо, а как показали исследования, даже маска или очень грубая имитация лица (круг и две точки вместо глаз) привлекает внимание младенца, то после 3-х месяцев ребенок ждет именно улыбки. Существуют экспериментальные данные, согласно которым дети чаще и дольше смотрят в лицо матери, когда оно выражает удовольствие. Более того, известны наблюдения, свидетельствующие о том, что в этом возрасте при виде склонившегося над ним индифферентного лица ребенок испытывает беспокойство и активно требует эмоционального участия.

Так около 4х -5ти месяцев малыш вместе с мамой активно включаются в разрешение нового класса задач организации взаимодействия. Теперь главным становится не столько разработка удобной и приятной рутины ухода, сколько способов организации общения - активно наживается арсенал привычных приемов установления и поддержания эмоциональной коммуникации. Ранее недифференцированный требовательный крик ребенка начинает постепенно приобретать интонации просьбы. Складываются ритуалы эмоционального взаимодействия со взрослым в самых разных ситуациях: во вполне серьезных - подготовка к кормлению, переодевание, зарядка, и в менее серьезной, на первый взгляд, ситуации игры. Игровое общение, как правило, опирается на ритмично организованное приятное сенсорное воздействие и на ритмы, задаваемые традиционно передающимися в семье приговорами, шутливыми и трогательными стишками, потешками, пестушками.

Одной из самых распространенных и любимых форм получения общего удовольствия становится и бесконечно повторяемая в этом возрасте игра в “прятки” - появление и исчезновение из поля зрения малыша лица взрослого, когда он сам закрывает свое лицо или на секунду лицо ребенка. Момент возобновления зрительного контакта обычно вызывает у малыша особый восторг и переживается им наиболее остро.

Следующим важным направлением в развитии эмоционального взаимодействия становится появления возможности уже не только сосредоточения друг на друге и непосредственного «заражения» разными эмоциональными состояниями, но и переживания общего удовольствия от объединения внимания на приятном внешнем впечатлении. Постепенно в играх со взрослым все большее значение начинает приобретать общее сосредоточение на яркой цветной и звучащей игрушке. С ее помощью взрослый получает возможность не только успокоить малыша, но и отвлечь его, развеселить, поднять активность. Важно снова повторить, что и в этих приятных обоим играх особое значение продолжает сохранять их ритмичность и повторяемость.

Конечно, наибольшее удовольствие от такой игры ребенок продолжает получать вместе со взрослым, но тем не менее, он все больше начинает играть с игрушками и сам, а значит получает возможность развлекаться, тонизировать себя приятными и разнообразными сенсорными впечатлениями. И взрослый направленно готовит его и стимулирует к этой самостоятельной активности. Постепенно у малыша появляется способность уже не просто брать игрушку, но и координировано действовать ею, стучать, бросать, вертеть и т.п., получая разнообразные ощущения. Надо отметить только, что пока они тоже остаются ритмически организованными, повторяющимися, направленными в основном на воспроизведение определенного сенсорного впечатления, а не на активное обследование среды. Ребенку приятно именно такое воспроизведение ожидаемого результата. Согласно Ж. Пиаже этап преобладания в поведении подобных ритмически повторяющихся действий (“циркулярных реакций”) закономерен и охватывает значительную часть второго полугодия жизни ребенка.

Вскоре после того, как ребенок начинает подтягиваться и опираться на ножки, характерными становятся бесконечные “прыжки” и выбрасывание игрушки или пустышки из кровати. В присутствии и при участии взрослого эти однообразные действия превращаются в игровое общение. При этом ребенок получает удовольствие не только от сенсорного эффекта, но и от реакции близкого взрослого. Такой же циркулирующий характер приобретает в этом возрасте и более ранняя игра в “прятки”. Теперь ребенок уже сам может прятаться и высовываться, ловя взгляд взрослого.

Удовольствие от гарантированного повторения приятного эффекта позволяет ребенку самостоятельно поддерживать ощущения надежности и стабильности в отношениях с миром. В то же время именно на базе таких повторяющихся действий складываются большинство игровых ритуалов, организующих развернутое взаимодействие, устойчивое объединение внимания малыша и взрослого на внешнем объекте общего удовольствия. На их основе ребенок и взрослый учатся управлять вниманием друг друга и координировать эмоциональные оценки. Разработка постоянно воспроизводящихся ритуалов эмоционально насыщенного взаимодействия подготавливает появление у ребенка возможности начать обозначать привычные игровые ситуации.

Возможность управлять вниманием друг друга проявляется, когда ребенок начинает следить за взглядом и указанием близкого, и когда у него самого появляется указательное движение взгляда и жеста. Раньше (месяцев до 5-ти) направленное обращение ко взрослому было для ребенка не столь актуально. Переживание "МЫ" было для него так едино и слитно, что его желания должны были выполняться "автоматически", достаточно было просто выразить дискомфорт или активно потребовать, взрослый сам догадывался, что нужно сделать. Теперь, когда взаимоотношения в этом единстве все более дифференцируются, развиваются и формы взаимодействия: если до сих пор ребенок просто тянулся к объекту желания, то теперь он протягивая к нему руки, обращает взгляд на взрослого - так рождаются первые обращения и указательные жесты.

В это время развивается и возможность все более тонкой координации выражения эмоциональных переживаний, все более четко дифференцируется их коммуникативная функция. Мы помним, что раньше малыш просто пластично усваивал состояние близкого человека, "заражался" смехом, плачем, как и зевотой. Теперь на этой основе начинает созревать возможность активного дифференцированного подражания эмоциональным реакциям взрослых. Так, пятимесячный ребенок уже может имитировать выражение лица матери и с удовольствием играть с выражением своего лица в зеркале.

Отрабатываемая первоначально в игре, эта способность различать эмоциональные состояния и их выражение позволяет теперь более сложно координировать взаимоотношения в ходе общения. У ребенка появляется возможность активного и разнообразного воздействия на близких: к полугоду он уже хорошо распознает основные эмоции членов семьи и начинает сам дифференцированно и адекватно выражать удивление, обиду, грусть, гнев, радость, растерянность и смущение.

Теперь коренным образом меняется и характер его оценки эмоциональных проявлений близкого. Известно, что для детей в первом полугодии очень важна интенсивность внимания взрослого. В этом возрасте гнев, укоризна не так тяжелы для него, как безразличие. Именно в контакте с безразличным взрослым малыш выглядит встревоженным, угнетенным, огорченным, а через некоторое время попытки привлечь к себе его внимание резко ослабевают. Теперь, в начале второго полугодия жизни дети начинают воспринимать выражение неудовольствия взрослого как нечто принципиально важное и соответственным образом реагируют на него - сами хмурятся, отстраняются, обиженно плачут. Соответственно, они начинают адекватно учитывать эмоциональную реакцию взрослого в оценке происходящего вокруг и собственных действий.

Развитие избирательной ориентации ребенка на эмоциональные проявления близкого человека качественно меняет характер его отношений с окружением. Он становится более защищенным, душевно устойчивым, потому что его восприятие происходящего эмоционально опосредуется близким, он менее зависим от окружающей среды и более - от эмоциональной реакции мамы. И она не просто успокаивает или подбадривает, а уже направленно организует его поведение. Близкий взрослый может все более успешно “уговорить” ребенка чуть подождать, потерпеть в условиях дискомфорта, сосредоточить на важном впечатлении. По данным психологических наблюдений, семи - восьмимесячный малыш, как правило, отличается эмоциональной стабильностью в контактах с миром, и огромный вклад в достижение последней вносит устойчивая ориентация ребенка на эмоциональную реакцию матери.

Развитие сложных дифференцированных отношений, формирование привязанности к маме, наработка привычных способов и форм коммуникации являются огромным достижением, что тоже имеет, однако, свою оборотную сторону. Теперь ребенок начинает сопротивляться и проявлять дискомфорт уже не столько в случаях нарушения привычных форм жизни, сколько при изменении привычных форм контакта с близкими. В этом возрасте интенсивное формирование избирательной привязанности к маме, потребность ориентироваться в происходящем на основе ее эмоциональной оценки, заставляют его ощущать тревогу и растерянность в моменты, когда она уходит, даже ненадолго.

Результатом успешного развития индивидуальных, эмоционально дифференцированных отношений с близкими взрослыми закономерно становится и появление характерной для возраста 8 месяцев тревоги при появлении “чужого лица”, при попытке постороннего взять ребенка на руки. В контакте с незнакомым человеком малыш проявляет либо испуг и неудовольствие, либо, хотя бы, смущение и замешательство. Этот известный в психологии феномен не должен беспокоить близких, именно он свидетельствует о том, что ребенок уже хорошо различает «своих» и «чужих»

Младенец учится выделять мать еще до полугодовалого возраста; в это время дети обнаруживают свое умение узнавать близких тем, что при взаимодействии с ними больше радуются и чаще проявляют инициативу, чем в контактах с посторонними людьми - это так называемое “положительное узнавание”. Теперь ребенок нуждается не столько в постоянстве ухаживающего взрослого (как это было на самых ранних этапах развития), сколько в привычных формах эмоционального реагирования матери.

Теперь проявления уязвимости ребенка ставит перед взрослыми новые задачи: помочь ему стать более самостоятельным, уверенным, спокойнее воспринимать перемены в жизни и временное отсутствие близкого. И способы их разрешения снова первоначально начинают вызревать в общих играх. Основным содержанием этих игр, конечно, остается и непосредственное эмоциональное «заражение» и общение вокруг игрушки. Вместе с тем все большее место в них начинает занимать удовольствие от совместного переживания совершенно особых впечатлений, к которым малыш раньше относился отрицательно. Активность ребенка, его эмоциональная защищенность общностью с мамой теперь возрастают настолько, что его начинают привлекать и веселить впечатления, которые раньше пугали.

Известно, что первые выраженные отрицательные реакции новорожденного связаны с внезапным нарушением равновесия, с резким движением, с быстрым приближением к нему какого-то объекта, с внезапным сломом привычного ритма, привычного хода событий. Теперь в рамках общей игры подобные впечатления, наоборот, начинают вызывать его восторг: он хохочет, когда его “бодают”, “догоняют”, подбрасывают на коленях и руках. При общем привычном удовольствии от раскачивания начинают смешить внезапные изменения ритма, его задержки, перебои.

В игре теперь все больше ценятся элементы новизны и неожиданности. Они вплетаются в общую, привычную для малыша, ритмическую структуру, в привычно повторяющийся стереотип игры как впервые возникающий элемент сюжета, приключения - “Сейчас я тебя съем”, “По кочкам, в ямку бух”. Так ребенок начинает тренироваться в стойкости в переживании ситуаций нарушения стереотипа, получает опыт переживания удовольствия от неожиданности, от "шутки".

Проигрыш подобных впечатлений становится тем более актуальными, что постепенно меняется вся жизненная ситуация ребенка. В процессе своего роста он становится более активным, подвижным и чаще реально сталкивается с неожиданностью. Психологи отмечают, что действительно, именно в этом возрасте “новое” начинает меньше пугать малыша и больше доставлять удовольствие, он становится все более любопытным. У ребенка начинают складываться принципиально новые отношения с миром.

До сих пор, они с мамой совершенствовали организацию постоянного уклада жизни, ритуалов взаимодействия, теперь они начинают закладывать основы организации активных отношений с изменчивым миром, в котором на первый план выходит новизна, где на пути встают препятствия и ребенок должен сосредоточиться на них, чтобы разрешить увлекательную задачу их преодоления. Возможность не запаниковать от нарушения привычного хода событий и справиться с обстоятельствами тоже впервые опробуется ребенком под защитой взрослого в русле общей игры, как острое переживание момента риска с его немедленным положительным разрешением.

В результате к концу первого года жизни у ребенка постепенно сходит на нет стереотипная “циркулярная активность” в действиях с предметами, игрушками; важной становится не только повторяемость и надежность, но и новизна, открытие новых возможностей. Поэтому у малыша появляется способность быть более предприимчивым в обращении с игрушками, более интересно манипулировать ими. И снова возможности, полученные в игре, начинают постепенно использоваться ребенком для реальной адаптации к окружающему миру.

Около 9-10 месяцев обычно наблюдаются первые попытки активного исследования ближнего пространства. Это становится возможным не только потому, что ребенок начинает активно самостоятельно передвигаться (прежде всего, пытается ползать, отрывается от мамы, исследует «дальние» и незнакомые места). Именно появление любопытства, возможности при нарушении привычного хода событий испытать не панику, а интерес лежит в основе развития настоящего исследовательского поведения. Надо подчеркнуть, однако, что индивидуальная предприимчивость малыша вызревает под защитой эмоциональной общности. Осваивая свои новые способности, он часто, возвращается назад к маме, чтобы дотронуться до нее, поймать ее улыбку, именно она дает ему силы ползти "в неизвестность".

Теперь ребенок может начать сосредотачиваться не только на интересующем его предмете, но и на препятствии на пути к цели. Он начинает учитывать его, а затем и активно обследовать, искать пути преодоления барьера, впервые получает возможность увидеть и оценить результаты своих проб и ошибок. Это открывает новые горизонты развития познавательной сферы, возможность продвижения в наглядно-действенном мышлении, постепенного установления конкретных причинно-следственных связей. Именно в это время обычно появляются первые попытки малыша отодвинуть препятствие, дотянуться до нужной вещи с помощью палочки, другой игрушки, то есть возникает первый опыт использования орудий, что традиционно оценивается взрослым как серьезные достижения в познавательном развитии ребенка.

Как известно, наряду с приобретением навыков самостоятельного передвижения в пространстве, важнейшим достижением конца первого года считается появление активной речи. Вместе с тем, неправильно было бы вести отсчет речевого развития с появления первых слов, которое характерно именно для этого времени. До этого во взаимодействии младенца с мамой, и прежде всего в их играх уже был пройден важнейший этап развития так называемого «протоязыка». Вернемся теперь снова к началу первого года жизни, к самым ранним периодам развития для того, чтобы более детально проследить во взаимодействии младенца с близкими этапы становления речевой коммуникации.

Уже с самых первых месяцев младенец активно общался с близкими людьми с помощью гуканья, гуления. Присутствие близкого, его речевое обращение стимулировали гуление, в эмоциональном взаимодействии малыш научался понимать и воспринимать интонации матери, начинал сам все более четко выражать свои состояния, в его "речах" все чаще часто начинали звучать фонемы родного языка. Он пластично усваивал их так же, как эмоциональное состояние мамы.

Следующий традиционно выделяемый этап речевого развития, период лепета характеризует уже способность ребенка устойчиво воспроизводить определенные сложившиеся сочетания звуков, и в какой-то момент это превращается в его любимое занятие, как и другие формы циркулирующей активности. Лепет стимулируется участием взрослого и постоянно сопровождает общие игры. Все чаще ребенок начинает повторять за мамой и вплетать в свой лепет новые привлекательные для него звукосочетания. Интересно, что если в этот момент мама снова повторяет за ребенком воспроизведенные им звуки, он начинает ими играть особенно активно. Постепенно его лепет все больше приближается к звуковому строю родного языка.

На этом фоне начинают фиксироваться общие для взрослого и малыша устойчивые обозначения наиболее привычных и любимых бытовых и игровых занятий. Закрепление за этими повторяющимися ситуациями первых «словесных» обозначений (“бай-бай”, “ку-ку”, “бух”, “тик-так”, “пока”) становится возможным, как мы уже обсуждали выше, благодаря опоре на сложившиеся к этому времени поведенческие стереотипы взаимодействия, на постоянно воспроизводящиеся эмоционально значимые ситуации. Таким образом, мы видим, что речевое развитие так же, как и познавательное, находится в тесной зависимости от становления форм эмоционального контакта, и непосредственно от разработанности форм общей игры.

Дифференциация стереотипа эмоционального взаимодействия, проявление в нем из слитного единства более определенных отношений взрослого и ребенка, разработка средств координации внимания и эмоциональных оценок готовят почву для появления первых “настоящих“ слов. Они выражают просьбу, обращение, призыв, и, наконец, указание (мама, дай, и т.д.). Использование ребенком слов-указаний и обращений, в свою очередь, принципиально меняют возможности организации взаимодействия.

Слово начинает обозначать также и качество проявлений ребенка, качество происходящего с ним (“хороший”, “нельзя”, “можно”, “бяка”, “бо-бо”), подготавливая тем самым новую возможность регуляции его поведения. Пока же он сам использует эти слова для удовольствия, для игры, подтверждения приятной повторяемости или новизны ситуации, своей способности ее контролировать.

Таким образом, к концу первого года ребенок и его близкие переживают состояние не просто благополучия, а общего эмоционального подъема. Успехи очевидны: малыш владеет достаточно разработанным привычным стереотипом жизни, развитыми способами эмоционального взаимодействия с близкими, активен в освоении нового. Он находится в центре внимания всей семьи, его достижения обсуждаются при нем и вызывают всеобщее восхищение, что, безусловно, понимается ребенком.

Малыш начинает демонстрировать свои умения по просьбе, и появление возможности произвольной организации тоже сначала проявляется для него как увлекательная игра, средство усиления эмоциональной реакции близких взрослых. Не случайно на этом фоне появляются и первые реальные успехи в овладении элементами социально-бытовых навыков (с удовольствием обнимает и целует по просьбе, прощается, начинает проситься на горшок, поддерживать чашку или ложку и т.п.), и достаточно развернутые игровые ритуалы, такие как “ладушки”, “сорока-ворона”. Очень важным в перспективе дальнейшего развития становится возможность все более длительного объединения внимания ребенка с близким на каком-то общем действии, например, при рассматривании картинки в книжке, показе петушка или собачки, демонстрации их действий и “разговора”, слушании достаточно длинных детских стихов.

 

 

Литература:

Баенская Е.Р., Выродова И.А., Разенкова Ю.А. Научитесь общаться с младенцем: Пособие для родителей. - М.: Просвещение, 2007. С

Категория: Советы специального психолога | Добавил: PatrushevaTN (11.12.2018)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 5.0/1
Новое на сайте
Напоминалка
Ранняя помощь
Соц.-психол.служба
Наш опрос
Какую ёлку Вы предпочитаете на Новый год?
Всего ответов: 14
Педагогам
Родителям
Учащимся
Полезные ссылки
















Архив новостей
         Система Orphus             

Copyright MyCorp © 2019